Československé ženy
выбор языка: Česky English po russki
 home page  карта www  контакты

Содержание выставки

Женщины в частях чехословацкой армии в СССР

Первый чехословацкий самостоятельный полевой батальон

Заключенный 18-го июля 1941 г., чехословацко-советский договор создал возможность для организации на территории Советского Cоюза самостоятельных чехословацких воинских частей в составе чехословацкой армии за рубежом. Местом для создания части был выбран уральский город Бузулук в Оренбургской области. Инструкторы были в основном из состава офицеров и сержантов, которые после 15-го марта 1939 года эмигрировали из Чехословакии в Польшу и, после её падения в сентябре 1939 г., в рядах чехословацкого легиона перешли в Советский Cоюз. Уже в декабре 1941 г. подполковник Свобода принял от польского генерала Андерса помещения, в которых позднее заселились чехословацкие солдаты. Советское радиовещание 17-го января 1942 г. вызывало чехословацких граждан в СССР присоединиться к созданной чехословацкой армии.

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

Уже в начале февраля 1942 г. появились первые добровольцы. Из разных концов Советского Cоюза приезжали в Бузулук. Среди них были и женщины. Это были в основном эмигрантки, бежавшие из республики по расовым или политическим причинам. Приезжали также женщины из чешских и словацких семей, которые уже долгое время жили в СССР. Приходили девушки из Подкарпатской Руси, которые за нелегальное пресечение границы были задержаны советскими органами и приговорены к принудительным работам в лагерях. Как только началась война, многие семьи наших соотечественников были выгнаны из своих домов и как иностранные подданные были интернированы. Оттуда они целыми семьями примыкали к чехословацкой воинской части.

Пятьсот лет спустя, по примеру гуситов, в наших войсках появились женщины. Этими словами было в публицистике, издаваемой чехословацкой воинской частью, узаконено участие женщин. На женщин в армии первой Чехословацкой республики не pасчитывали, но война изменила ситуацию и отношение женщин к военной службе. Изменила также мнение некоторых мужчин о зачислении женщин на службу в действующей армии и их доступу к оружию.

Со своими родителями приехали в Бузулук три сестры Пишловы, три сестры Тобиашовы, две сестры Биневские, брат и сестра Матушковы, Птачковы, Раихловы, Студничковы, Нойбауэровы, Фиаловы и другие. Появились первые волынские чехи, которые, после захвата Волыни советами, были переселены в Сибирь и Среднюю Азию. Семья Перных, сестры Валентовы, семья Малинских, Оличовых и другие. Большую группу составляли еврейки и их семьи, многие из которых пережили очень драматическое бегство от нацистов.

Девушки и молодые женщины, наравне с мужчинами, вызывались служить в армии, так же, как и советские женщины, которые уже несколько месяцев отважно воевали в рядах Красной армии. Чехословацкая воинская часть в СССР руководствовалась законами нашей довоенной армии, в которой присутствие женщин запрещалось. Однако шла война и каждый здоровый человек был очень нужен армии. Решение относительно принятия женщин в часть, на собственную ответственность, вынес командир части подполковник Людвик Свобода. Благодоря ему женщины могли предстать перед призывной комиссией. Старшие из них были зачислены в резервный батальон, где служили на кухне, в мастерских и складах. Молодые женщины, способные работать на поле боя, были включены в подготовительные отряды, где проходили индивидуальную начальную подготовку, а потом выполняли отдельные подсобные службы. Подготовка была одинаковая и для мужчин, и для женщин: строевые занятия, стрельба, метание гранаты, рытьё траншей.

В приказе батальона № 41 появляется статья 2, согласно которой женщинам, зачисленным в чехословацкие части, присуждается воинское звание. Это первый документ в истории чехословацкой армии, который подтверждает присутствие женщин на воинской службе.

Женщины в Бузулyке жили в казармах. В избах с нарами было помещено до 50 женщин. Согласно приказу от 28 февраля 1942 гoдa, они ежедневно вставали в 6 часов и в 7 шли на работу, которая, вместе с перерывом на обед, длилась до 18 часов. Увольнение бывало между 19.00 и 20.00, иногда они получали свободное время до 23.00. Установленной формой одежды была военная сорочка с галстуком и военная куртка, верхнюю пуговицу которой могли оставить расстегнутой, длинные штаны и ботинки на шнурках. Волосы должны были быть расчесаны так, чтобы не нарушали общий вид униформы.

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

После окончания индивидуальной подготовки, женщины были распределены по профессиональным курсам. Марие Лялкова и Ванда Биневска, которые хорошо стреляли, были приняты на курсы снайперов; Ружена Бихеллерова проходила подготовку на курсах связистов. Однако, большинство женщин проходило подготовку на курсах санитарок, где учились оказывать первую помощь в боевых условиях. После окончания подготовки некоторые из женщин перешли в перевязочный пункт батальона и служили в полевой больнице Бузулука; некоторые из них были прикреплены к санитарным патрулям отдельных рот, с которыми проходили тяжелую строевую подготовку. С боку санитарная сумка с красным крестом, на плече ружье, в руках носилки – так они в жаркие и пыльные дни приуральского лета маршировали со своими ротами десятки километров. Зимой, в трескучие сорокаградусные морозы, ходили по глубоким снежным сугробам. Это было тяжёлое испытание, но женщины выдержали и доказали, что на них можно положиться.

foto
foto
foto
foto
foto

Перед самым отъездом, неожиданно для женщин, пришел приказ Министерства народной обороны из Лондона, чтобы они оставались в резервном батальоне в Бузулуке. Мотивировалось это тем, что разрешение им участвовать в боях на фронте противоречило бы гуманному призванию женщин. Однако, женщины сами добровольно примкнули к армии и хотели идти добровольно на фронт именно потому, что в то время немецкий нацизм представлял собой смертельную угрозу цивилизации и гуманности. Они знали о зверствах нацистов у себя дома, о селах Лидице и Лежаки, о том, как беспощадно вели себя нацисты на оккупированной территории Советского Cоюза. Нужно было защищать самые важные ценности человечества. Женщины имели за собой долгие месяцы напряженной подготовки и хотели вместе с мужчинами с честью выполнить свой долг. Наконец женщины добились своего и 30-го января 1943 г. вместе с остальными воинами первого полевого батальона сели в военный эшелон, который их отвез с бузулукского вокзала прямо на фронт.

foto
foto

Первый бой

Их было 38, первых женщин в униформах, которые в военном эшелоне № 22 904 уехали из Бузулука. Чем дальше ехали на запад, тем больше были видны ужасы войны, дошедшей до этих мест. Их почти трехнедельная дорога закончилась на украинской станице Валуйки. Поезд дальше не шел, рельсы были уничтожены немцами при отступлении. Оставшиеся 350 километров до их цели – Харькова, воины первого полевого батальона должны были пройти пешком. Уже сам десятидневный, вернее десятиночный переход через украинскую степь, потому что из-за вражеской авиации они шли только ночью, в снегу, морозе и метели, был тяжёлым испытанием для всех воинов. Испытание, которое должно было показать, выдержат ли они свой первый бой – бой с погодой, усталостью, километрами и временем. Женщины, идущие вместе с ротами, сумели преодолеть усталость и, более того, заботиться о воинах, обрабатывать ушибы и ссадины, ухаживать за больными. Более того, они имели достаточно сил, чтобы добрым словом или просто собственным примером поднять дух уставших солдат.

foto
foto
foto
foto
foto

Такую же выдержку они показали и в первом бою с неприятелем у деревушки Соколово. Девчата с первой роты ст. лейтенанта Яроша – три сестры Тобиашовы и Бела Златникова со своим командиром Малвиной Фридманновой – заботились о раненых в горящем Соколове так же самоотверженно, как и представительницы батальонного перевязочного пункта на передовой – Данута Чермакова, Рита Новакова и Вера Ружичкова. Отвагу проявляли и остальные женщины. Когда на следующий день, во время контрнаступления 2-й роты, наши солдаты переходили замерзшую речку Мжу, находившуюся под сильной неприятельской стрельбой, многие наши раненые солдаты остались лежать на льду, освещенном ракетами противника. Санитарки 2-й роты Маркета Голдманнова, Марие Пишлова, Маркета Олшанова и Анна Акерманнова оттаскивали раненых к заросшим берегам и опять бесстрашно возвращались за следующими ранеными товарищами. Конечно боялись. Мысленно молились и звали маму. Но когда девушки слышали стоны раненых, то преодолевали свой страх. Как, например, Анна Птачкова и Власта Павланова с 3-й роты: среди вражеского огня они услышали крик раненых советских танкистов и, несмотря на то, что отрезок, где лежали раненые, был под прямым обстрелом немецких минометов, бесстрашно побежали к ним и вытащили их из опасной зоны. Но женщины были не только санитарками. К другой роте, как снайпер, была прикреплена Марие Лялкова, в связном взводе служила телефонистка Ружена Бихеллерова. В каждой роте была кухарка, а Матилда Браунова служила при командном штабе, как культработник и наблюдатель Ванда Биневска.

foto
foto
foto

Среди награжденных воинов было и 16 женщин. Однако уважение своих однополчан завоевали все женщины, которые принимали участие в боях у Соколова, на каком бы участке они не были. Они доказали, что на них можно положиться, и в бою с ними можно считаться. Женщины-«cоколовчанки» открыли дорогу другим женщинам, которые постепенно примыкали к чехословацкой части.

После перенесенных боев у Соколова и изнуряющих походов пешком, солдаты первого полевого батальона – мужщины и женщины – были переведены в резерв, в маленькую украинскую деревушку Веселое. Жители деревни их приняли, как своих. Солдаты здесь отдохнули, поправились и вновь приступили к тренировкам.

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

У Соколова воевали следующие женщины: ряд. Анна Акерманнова, ефр. Анна Бенешова, ряд. Валентина Биневска, ефр. Ружена Бихеллерова, ряд. Труда Борска, ефр. Матилда Браунова, ряд. Броня Брyкнерова, ряд. Соня Бужакерова, ряд. Сара Веберова, ряд. Рихарда Вехсбергова, ряд. Труда Витриолова, ряд. Галина Воробцова, ряд. Маркета Голдманнова, ряд. Ида Давидовичова, ряд. Маркета Зингерова, ряд. Бела Златникова, ряд. Анна Какутова, ряд. Ярмила Капланова, ряд. Франтишка Клeинбергова, ряд. Маргита Ковалова, ефр. Анна Кралова, ряд. Марие Лялкова, ряд. Яна Малинска, ряд. Лида Матушкова, ефр. Рита Новакова, ряд. Лыдие Обстова, ряд. Маркета Олшанова, ефр. Власта Павланова, ряд. Марие Пишлова, ряд. Анна Птачкова, ряд. Вера Ружичкова, ряд. Тереза Руфеизенова, ряд. Лидие Тобиашова, ряд. Филомена Тобиашова, ряд. Эдита Тобиашова, ряд. Адела Фишлова, ефр. Малвина Фридманнова, ряд. Данута Чермакова.
Многие «cоколовчанки» были награждены чехословацкими и советскими орденами и медалями.

Из поемы Рихарда Тесаржика «Соколово»
... пушки гремят
и рвется земля
начался бой
избы горят
в пламени смерть
в пламени стон
во имя страны
отцов
детей
и жён...

Часть растёт – первая чехословацкая самостоятельная бригада, приход девушек из Подкарпатской Руси

Весной 1943 г., после пополнения части воинами резервного полка, который дислоцировался в Бузулуке, образовалась первая чехословацкая самостоятельная бригада. Большинство переведенных из резервного полка были парни и девушки из Подкарпатской Руси. Подготовительным центром бригады стал городок Новохоперск на равнинах Воронежской области, в центральной России. После короткого отдыха сюда приехали также вернувшиеся с фронта «cоколовчанe».

foto
foto
foto
foto
foto

После полученного опыта в первом бою, женщин распределяли не только в санитарные отряды, многие из них начали служить также как телефонистки и радистки, выполняли культурно-просветительную работу, служили в штабе, на кухне. Физически сильные из них были прикреплены к отрядам, обслуживающим зенитные орудия. Они добросовестно относились ко всем своим обязанностям.

foto
foto

Во всех подразделениях проходили усиленные подготовки. Девушки с утра до вечера были на ногах – спецподготовка, индивидуальная подготовка, полевая подготовка – все изрядно уставали. После проделанной работы в течении всего дня, они имели лишь короткую паузу на отдых до вечернего отбоя (в 21:00). В это время они могли выйти на прогулку к реке, спеть вместе, побеседовать со своими подругами и друзьями, или только с тем единственным, самым дорогим. На следующий день опять начиналась тяжелая подготовка, которая, с приближением отъезда бригады на фронт, становилась более жесткой. Когда в конце сентября 1943 г. чехословацкая воинская часть второй раз уезжала на фронт, в её составе было 3 200 воинов, среди которых в разных подразделениях было 82 женщин.

В начале ноября 1943 г. первая бригада приняла участие в боях за освобождение Киева. В следующих месяцах она воевала бок о бок с солдатами первого украинского фронта при освобождении правобережной Украины, у Фастова, Белой Церкви и в других сражениях. В этих местах нацисты ожесточенно защищались. Женщины добросовестно выполняли свои обязанности на всех позициях, куда были зачислены. При этом проявляли исключительную отвагу и выдержку, особенно девушки из Закарпатья.

Судьба парней и девчат из Подкарпатской Руси, которая перед войной была частью Чехословацкой республики, была очень жестокой. После венгерской оккупации в 1939 г., из своих домов убегали не только молодые люди, чтобы не служить в венгерской армии. Молодые женщины и недавно окончившие школу девчонки тоже шли на риск – убегали от венгерских фашистов и с чистосердечным доверием искали убежище в Советском Cоюзе, с которым связывали свои надежды на будущее. Но их ждало суровое разочарование. Советские органы арестовывали их за незаконный переход границы с неприятельской страной – Венгрией – и приговаривали их к принудительным работам в трудовых лагерях по целой территории СССР, где в невообразимо тяжелых условиях многие из них не выжили.

После прихода в нашу воинскую часть, многие девушки должны были сначала восстановить свое здоровье, привести себя в порядок физически и морально. Те из них, которые были физически закаленные и выносливые, с детства привыкшие к тяжелой работе в горных краях Закарпатья, быстро приходили в себя даже в тяжелых условиях военной жизни. В хорошем коллективе легко оправлялось и духовно. И здесь показала себя их моральная сила, девушки смогли в себе подавить чувство несправедливости и обиды. Они отважно воевали в нашей части против общего врага, бок о бок с армией Советского Cоюза, из-за которого они так сильно пострадали. Женщины, выжившие в тяжелых условиях трудовых лагерей, были готовы пожертвовать свою жизнь в борьбе за свободу своей страны.

 

Против неприятельских самолетов

 

Служба женщин в противовоздушной артиллерии (ПВА) была не только очень опасной, но и физически чрезвычайно изнурительной. Выполняли её в основном девушки из Закарпатья. Тяжелая подготовка в Новохоперске, где были сделаны следующие снимки, в боях оказалась очень кстати.

«В боях у Белой Церкви наши зенитки были закопаны в открытом поле. В морозе, на голой земле, без куска соломы, в окопах у своих пушек теснились девушки... Советские части начали с боями переходить реку Росс... уже были всего 50 метров от наших зениток, когда на них напала немецкая авиация. Девушки открыли огонь. Сбили один вражеский самолет, остальные отступили. Советский командир прибежал к отважным зенитчикам, чтобы их поблагодарить. Какое было его удивление, когда вместо обросших мужских лиц у орудий увидел улыбающихся девушек.» (Отрывок из книги Веры Тихой: Бок о бок с мужчинами)

На украинском фронте, в боях у Острожан, наши батареи ПВА попали в тяжелую ситуацию. Непрерывно, получасовыми интервалами чередовали группы немецких самолетов, которые пикировали и бомбардировали наши главные позиции. Одновременно появились 10–12 тяжелых немецких танков и начали обстрелять наши позиции в посёлке Бузовка. Батареи ПВА стояли на пути их главного удара; танки шли прямо на них. По словам одного из зенитчиков, девушки первыми выскочили из окоп и начали прямой наводкой стрелять по вражеским танкам. Орудия были такие раскалённые, что артиллеристам обжигали руки. На место одного падшего наводчика прибежала Маргита Дориова, и орудие продолжало стрелять. Нападение неприятеля, которое повторялось три раза, было отбито.

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

Связистки на фронте

Женщины пополнили ряды связистов в первой бригаде. Их подготавливали как радистов и как телефонистов, в основном для обслуживания полевых коммутаторов. Они работали безотказно и в самых тяжелых условиях – в основном под открытым небом, днём и ночью, летом и зимой, в окопах и землянках. В боях им часто приходилось заменять мужчин – устанавливать телефонные линии, таскать тяжелые барабаны и кабеля, ходить исправлять повреждения на поле боя, которые, почти всегда, находились под неприятельским обстрелом.

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

Санитарки на полях боя

С расширением части значительно расширилась и медицинская служба. После опыта в боях у Соколова, женщин перестали использовать только для вытаскивания раненых с поля боя. Уже выросла потребность квалифицированных медработников. Женщины углубляли свои знания, учились и приобретали профессиональную квалификацию.

Испытательной проверкой прошла санитарная рота в боях первой бригады на Украине, где у Руды и Белой Церкви многие наши солдаты получили ранения. Лишь за последних два дня декабря 1943 г., в деревне Краснолесы, где после ночного переброса санитарная рота быстро устраивалась, медицинская помощь была оказана сотни раненым. Десятки из них были оперированы во временном операционном зале в местной школе, некоторые скончались на операционном столе. Загруженные работой, никто не заметил, что истек последний день 1943 года.

Некоторые женщины, в качестве сержантов медицинских служб, были прикреплены к боевым частям, где заботились о состоянии здоровья и гигиены команды. Во время боев, прямо на батальонных перевязочных пунктах, оказывали первую помощь.

В чехословацкой бригаде выходила военная газета Наши воины в СССР, где печатались статьи на чешском, словацком и украинском языках. В статье о подкарпатских девушках, опубликованной на украинском языке, о санитарке из роты крупнокалиберных пулеметов – Насте Куриновой – писалось: «У Белой Церкви, при спасении раненых, Настя дошла вплоть до вражеской зоны, где лежали наши раненые солдаты. Огнем из автомата она отогнала фашистов, которые плотной стрельбой мешали ей, перевязала раненых и оттащила их на безопасное место. Несмотря на то, что сама была ранена, она продолжала свое дело, пока ей не пришла на помощь её подруга, Анна Мадерова

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

На культурно-просветительной работе

Применение женским силам нашлось и в культурно-просветительных отрядах в качестве редакторов и машинисток при радиопрослушивании новостей. При рождении нашей военной прессы, сначала Дневной бюллетень и позднее Наши воины в СССР, участвовала и Матильда Браунова, которая пришла в Бузулук в то время с большой драгоценностью – со своей печатной машинкой с чешским шрифтом. Уже на дороге в Соколов на ней писала сообщения для воинов. К сожалению, во время отступления через разбушевавшуюся реку Донец, санка с машинкой утонула.

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

Часть имела также свою воинскою музыку, возникшую уже в Бузулуке. Руководил ею композитор, подпоручик Вит Неедлы. Он, кроме духовой музыки, в свою программу включил и симфоническую музыку, и сочинения для хора. Авторы многих песен были сами члены хора. Так возникла и песня Направление – Прага, которая сопровождала и воодушевляла солдат от Бузулука до самой Праги.

foto
foto
foto
foto

Детский дом – такого не было ни в одной другой армии

B чехословацкую часть приходили также семьи с детьми и прародителями. Пока отцы и некоторые матери выполняли свои военные обязанности, о детях и пожилых заботилось социальное отделение под эгидой Чехословацкого красного креста, органозованноe при резервном полке в Бузулуке. Много детей родилось и выростало здесь. Первым ребёнком, родившемся в Бузулуке, был Томаш Колски, отец которого воевал у Соколова. Одним  был также сын танкиста поручика Иржи Лизалека, который погиб 6-го апреля 1945 г. в боях в районе Моравской Остравы. В его кармане нашли еще не распечатанное письмо от его жены, сообщающей ему о рождении их сына Иржи. Счастливые были те дети, у которых оба родители остались в живых.

Для детей фронтовиков был открыт детдом. Здесь за детьми хорошо ухаживали, они получали продукты внеочередно, для них шили одежду из чс. военного обмундирования, ходили в местные советские школы. Одновременно учились и чешскому языку.
В то время, как пожилые люди остались в Бузулуке почти до самого конца войны, детдом был переведен к резервному полкy в Ефремовe. В детдоме было около сорока детей.
Некоторые ребята очутились в нашей армии уже только в Словакии, пройдя через разные приключения: убегали из фашистских лагерей, или приходили со своими родителями из партизанских отрядов и укрытий, где скрывались от фашистов.
Об одной такой судьбе рассказывает фильм Карла Кахини «Праче».

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

Первые женщины десантники

Девушки освоили также одну из самых тяжелых военных специальностей – парашютизм. Они относились к числу первых чехословацких женщин, которые прыгали из тренировочных баллонов и самолетов и приземлялись под куполами парашютов с оружием в руках. Так же как и мужчины, они боялись первого прыжка, но сумели преодолеть свой страх.
Подготовка проходила у 2-й авиадесантной бригады в Ефремове. Бригада состояла в основном из словацких воинов, которые из словацкой армии перешли в Красную армию и через короткое время были переведены в чехословацкую часть. Из Бузулука в Ефремов переместился и резервный полк.

После короткого участия в боях на Дукле, 2-я бригада самолетами была переправлена через фронтовую линию на территорию восставшей Словакии, где немедленно была включена в новые операции.

В рядах 2-й бригады в Cловацком народном восстании принимали участие 15 женщин: Яна Тумова, Власта Каданькова, Лыдие Студничкова, Валентина Биневска, Маргита Новосадова, Марие Штеинерова, Марие Ляхова, Рут Росицка, Елена Малетова, Олена Сотакова, Анна Грицакова, Марие Козубашова, Наталие Новицка, Вилма Кафкова и Яна Лоштякова.

В неимоверно тяжелых боевых и природных условиях все женщины выстояли. Разбросанные по меньшим группировкам или по партизанским отрядам, они наконец перешли линию фронта и вернулись в 1-ый чехословацкий армейский корпус. С партизанской группой Мститель вернулась и Марие Ляхова, которая была ранена 28-го сентября 1944 г. при отступлении на Доновалы. Её, неспособную продолжать переход, соратники оставили в заброшенном бункере с запасом продуктов питания, где она одна провела два месяца, пока не выздоровела и смогла присоединиться к партизанам. После войны из Словакии вернулась и Валентина Биневска, которая была в немецком плену.

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

Женщины в 1-ом чехословацком самостоятельном армейском корпусе – приход волынских девушек

После освобождения западной Украины весной 1944 г., нашу часть перебросили на Волынь, в районы Ровно и Луцка. В окресных деревнях жили потомки чешских поселенцев, которые через поколения сохранили чешский язык, культуру и любовь к своей старой родине.

В чехословацкую часть записалось, примерно, 12 000 волынских чехов. Среди них были и женщины. Для них, которыe большей частью жили в семейных хозяйствах, в деревне со своими родственниками и соседями, это не было легким решением. Они должны были оставить свои дома, надеть униформу и идти на войну. Несмотря на это, они пришли в большом количестве! Они добровольно шли воевать за свободу своей далекой родины, которую большинство из них, особенно молодые, знали только из книг или от своих родителей. На их решение, участвовать в борьбе против немецкого нацизма, повлияло также всё то, что волынские чехи пережили от нацизма на собственной коже: 13-го июля 1943 г. нацисты подожгли волынскую деревню Ческий Малин и зверски убили 400 жителей – мужчин, женщин и детей.
Волынские чехи пережили подобные карательные операции немцев и в других деревнях, истребление евреев и принудительное изгнание молодых людей на работу в Германию. У некоторых из них, при окончательном решении, был обоснованный страх, что их традиционный метод индивидуального хозяйствования, который волынским деревням обеспечивал хороший жизненный уровень, при советской системе не оправдает себя, что их ждет неопределенное будущее. Перспективу своего будущего они связали с Чехословацкой республикой, за свободу которой решили воевать.

 

Новобранцы из Волыни – мужчины и женщины – значительно увеличили ряды чехословацкой военной части. Наконец, 10-го апреля 1944 г. было решено о создании 1-го чехословацкого армейского корпуса. Были созданы вторая и третья бригады, появились новые артиллерийские подразделения, саперный, связной и санитарный батальоны. Необходимо было усиленно готовить и тренировать новобранцев.

Чехословацкая часть покинула Волынь 25-го апреля 1944 г. и по железной дороге перебралась в Каменец Подольский, откуда направилась ближе к Карпатам, в район Черновицe. В окружающих лесах, у поселков Стецова, Садагурa и Снятынь, разместились отдельные подразделения корпуса. Жили в основном в лесах, в землянках. Интенсивная подготовка продолжалась.

Волынские девушки были распределены по санитарным и связным отрядам. Среди инструкторов были и женщины, которые уже были на фронте и могли передать свой опыт новым девушкам. Многие женщины работали также в административных частях, в складах, в пошивочных мастерских, в полевых пекарнях и прачечных.

В чехословацкой войсковой части на Волыни, перед призывной комиссией проходили целые семьи – сестры с братьями, дочери с отцами и молодые супруги. Девушки приходили в одиночку и в группах с подружками.
Часть девушек была принята на санитарные курсы прямо в воинских частях, другие были отправлены в медицинские школы в Киеве.

Многие волынские женщины обучались на курсах связистов для обслуживания полевых телефонных коммутаторов и радиостанций. Многие из них были позднее прикреплены, в качестве телефонисток и радисток, к подразделениям артеллерии 1-й и 3-й бригад, а также к другим подразделениям связи.

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

И на фронте была любовь

Естественно, что между молодыми людьми на фронте возникали взаимные чувства, которые укреплялись совместными переживаниями и надеждами. Так создавались многие фронтовые семьи. В период сравнительного затишья, особенно летом 1944 г., в подготовительном лагере было сыграно много военных свадьб.

Данута Чермакова, потом Дрнкова, вспоминает свою артиллерийскую свадьбу: «Никогда в жизни я такую свадьбу бы не могла устроить, никто такую свадьбу не видел. Готовил её целый отряд, вернее целый полк... Мы вышли из церкви, перед входом должна была ждать машина, которая нас сюда привезла. Вместо машины, за разукрашенной шестиконной упряжкой стоял миномет, офицеры на конях сделали нам шпалеру. Сказали, что на машине поедут родители и свидетели, а для нас приготовили шестерку коней. Так ехали мы на миномете в деревню Потучки, где нас ждало свадебное торжество; пировали все и танцевали, пели и шутили. Только бойцы, которых на следующий день ждет битва и, возможно, последняя, могут так от всего сердца веселиться и наслаждаться счастьем.»

Какая была судьба этих браков, переживших войну? Как в жизни бывает, некоторые военные браки распались. Однако большинство из них были счастливые. Люди, союз которых прошел проверкой в самых тяжелых военных ситуациях, сумели искренне оценить друг друга. И так бывшие фронтовые бойцы постепенно становились отцами и матерями, а позднее счастливыми дедушками и бабушками.

 

Но было и горе...

Война оставила трагический след на некоторых отношениях. Женщины, потерявшие своих детей или близких, должны были проявить большую внутреннюю силу. Можно-ли вообще понять глубину горя матери, как например, младшего сержанта Амалии Ланцеровой, которая в битве у Соколова, в течение нескольких часов, потеряла двух из своих трех сыновей?

Тяжело было и для Людмилы Матушковой или Анны Птачковой, которые спасали жизни своих соратников, но были беспомощны перед смертью своих родных братьев. Тяжелый удар постиг на Дукле ряд. 3-й бригады Елену Албрехтову, когда узнала о зверском убийстве своего отца и дяди. Ян Албрехт, со своими двумя соседями из деревни Подхайце, самоотверженно обеспечивали продуктами чс. части на Волыни. Украинские террористы, которые во время войны сотрудничали с нацистами, за это с ними жестоко рассправились: вырезали им языки, выковырили им глаза и бросили их ещё живыми в колодец.

 

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

На Дукле

Как только вспыхнуло народное восстание в Словакии, чехословацкое правительство обратилось к советскому командованию с просьбой оказать прямую военную помощь. Красная армия изменила свои первоначальные планы и по нашей просьбе решила перейти в атаку через Карпаты и Дукельский перевал. В эту операцию был подключен и первый чс. армейский корпус. Немцы в горных районах Карпат создали основательные защитные позиции; для чехословацких воинов – мужчин и женщин – наступил самый тяжелый и самый кровопролитный этап освободительной борьбы.

Во время беоев на Дукле в медицинских батальонах 1-й и 3-й бригад была оказана помощь около 6 500 воинам. Врачи и сестры в хирургических и больничных подразделениях работали дни и ночи и буквально падали от усталости и изнеможения.

 

Из фронтового дневника двадцатилетней радистки Иржины Швермовой

11-го сентября 1944 г.
Находимся в лесу, около нас, естественно, летят снаряды. Сижу постоянно в дыре у радиоаппарата. По дороге с передовой непрерывно возвращаются наши раненые солдаты – их очень много. На перевязочном все в отчаянии. Умерла Мразкова, от вчерашних тяжелых ранений, такая умная, красивая девчонка. Меня, говорят, в штабе уже тоже похоронили.
Проклятые немцы, держатся зубами и ногтями. Здесь очень трудная местность для атаки, всюду холмы и леса. Мы здесь находимся в каком-то каридоре, стреляют на нас со всех сторон.

22-го сентября 1944 г.
Господи, ну и ночь была – никогда в жизни не забуду. Наши вышли вперед, а мы переместились. Ночь проводим в лесу. Блуждаем. Целое фронтовое небо в проблесках, всюду пламенные блески; непрерывно слышны выстрелы, от которых у человека сердце замирает. Мы ездили туда-сюда и восстанaвливали связь. К утру мы наконец на месте, в пустой, разрушенной деревне Теодоровке. Каждую минуту нас обстреливают, и что самое неприятное – из ванюши, шестистволовых минометов. Человек на фронте только и делает, что прислушивается к звукам, которые раздаются над головой. Недалеко от нас взорвались мины – что будет потом?

28-го сентября 1944 г.
Утром мы приехали к склону холма, перед полностью розбитой деревней Тылява. Едва приехали, грохнула мина, за ней другая. Летят над нами одна за другой. Повезло нам, что не началось это по дороге; немцы постоянно бросают на нас снаряды. Трудно здесь копать блиндажи – одни камни, твердая земля...

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

Отрывок из поэмы Яна Мареша «Карпатский реквием» (Картинки жертв)

...жизнь победой
победа кровью
покупается
за жизнь
победой
победой жизни
смерти платили дань
в снегу степи
в пыли дорог
в бороздах Украины

на торчащих ребрах Карпат

Жертвы

В боях в районе Дукельского перевала в течение два с половиной месяца погибло 18 000 и получило ранения около 60 000 красноармейцев. Среди чехословацких бойцов было более чем 1 800 погибших и 4 500 раненых. Все войны бесчеловечны. Например, в боях Пражского восстания в течение одного дня погибло более 2 000 его участников.

На Дукле пали и 5 наших женщин, несколько десяток из них были ранены.
Рядовой Кристина Гриегова родилась в 1918 году недалеко от Хуста, в Подкарпатской Руси, где она работала у своих родителей в сельском хозяйстве. В 1940 г. она убежала от венгерских фашистов в СССР, где была за нелегальный переход границы арестована и направлена в трудовой лагерь в Караганду, в Джамбул. В июле 1944 г. она пришла в чехословацкую часть и была зачислена в батарею противовоздушной артиллерии.

Рядовой Марие Тымковичова родилась в 1924 году в районе Свалява в Подкарпатске. Она работала у своих родителей в сельском хозяйстве. Было ей семьнадцать, когда убежала от венгерских фашистов в СССР, где была за нелегальное пресечение границы арестована и направлена в трудовой лагерь. Она пришла в 1-ый чехословацкий армейский корпус весной 1944 года.

Обе девушки были зачислены во 2-ю зенитную батарею 3-й бригады. 9-го сентября 1944 г. в Вроцанке на их батарею был сосредоточен минометный огонь противника.

foto
foto
foto

Воин Анна Зихова (17. 11. 1923) из Золочева на Волыни, студентка гимназии, добровольно вступила в 1.чехосл. aрм. корпус в апреле 1944 г. После окочания курса связистов была включена в штаб артиллерии. При передвижении в районе Кросно машина связистов попала под минoметный обстрел и Аннушка была смертельно ранена.

Воин Либуше Мразкова – Новотна (10. 7. 1925) из Чешского Страклова на Волыни, около Ровнo, абсолвент гимназия, добровольно вступила в 1.чехосл. aрм. корпус вместе со своим мужем, вскоре после свадьби, в июле 1944 года. После окочания курса связистов была включена во 2. артиллерийский полк. Умерла вследствие ранения полученного при минометной атаке 9. сентября в Махновке.

Воин Ружена Якубовская 18 летняя девушка из Чешского Страклова на Волыни около Ровно добровольно вступила в 1.чехосл. aрм. корпус в июле 1944 г. После окочания курса связистов была включена во 2. артилерийский полк. Умерла вследствие ранения полученного при минометной атаке в Махновке 9. сентября.

Фронтовая газетa писалa: Отомстить!
Это было под Вроцанкой. Батарея пор. Флайшмана выполняла задание – прямой наводкой обстреливала пехоту противника. Неприятель обнаружил батарею, потому что зенитные орудия высокие, а закапывать их не было времени. На батарею обрушился плотный неприятельский минометный огонь. Но наши орудия не умолкли. Особенно героически вели себя бойцы-женщины, как например, Кристина Гриегова и Тымковичова. Они остались у своих орудий и тогда, когда огонь противника был невыносимый, и выполняли свое задание. Их отвага и самоотверженность воодушевляли других бойцов. Вражеская мина упала прямо в блиндаж, куда по особому приказу прибежали Гриегова и Тымковичова. Её взрыв вырвал их из наших рядов. Воины батареи поклялись, что отомстят немцам за смерть своих боевых подруг.

Изнурительная подсобная служба

Армия, это не только боевые подразделения. Воюющему воину необходимо как питание, так и отремонтированные ботинки или чисто выстиранное белье. В хлебопекарнях, складах и швейных мастерских служили десятки женщин. Особенно тяжелая была участь женщин в полевых прачечных. Их незаметная служба вносила немалую долю в моральное удовлетворение солдат на боевых позициях.

Женщины, работающие в этих полевых прачечных, не выглядели опрятно и ухоженно, как при фотографировании. С волосами, завернутыми в косынках, и в передниках, собственного изготовления из палаточного материала, в деревянных корытах вручную стирали солдатское белье, грязное, испачканное, часто пропитанное кровью. Стирали в больших палатках, заполненных паром и насквозь продуваемых. Потом они руками, растрескавшимися до крови, в слякоти дождливой карпатской осени, ополоскивали белье в ледяной воде горных ручейков, в пределах досягаемости неприятельских орудий.

.

foto
foto
foto

И на родной земле нужно было воевать

К концу 1944 года тяжелые и кровопролитные бои на Карпатах прекратились, когда подразделения чехословацкого армейского корпуса перешли в оборону на реке Ондавe.
Неприятель не сдавался и наших частей ждали новые кровопролитные бои в Словакии и у Моравской Остравы. Во всех этих боях принимали участие и женщины, количество которых к этому времени еще более увеличилось – в чехословацкий армейский корпус вступали женщины из освобожденных территорий и из партизанских отрядов.
            В боях у Липтовского Микулаша особенно выделялись женщины у зенитных орудий. С передней линии их орудия прямой наводкой обстреливали противника и прикрывали действия батальонов пехоты.

В боях в непроходимой горной местности оправдали себя также женщины-медработники новосозданной 4-й бригады. В передовом санитарном пункте на высоте 800 метров над морем, они оказали медицинскую помощь более чем 1 200 раненым, которых потом отправляли в санчасть бригады.

В это время наши и советские танкисты совместно продвигались к Моравской Остраве. В рядах нашей танковой бригады было 40 женщин – медработники, связисты и административные работники. После преодоления отчаянного сопротивления нацистов в Словакии и у Моравской Остравы, для наших частей открылась дорога в Чехию через Моравию.

foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto
foto

Завершение боевого пути

Кончились военные страдания, начались будние дни. В них были успехи и неудачи, радости и горе, благодарность и безразличие, даже неблагодарность. Военные впечатления и переживания уже становились лишь воспоминаниями, которые увеличивают цену жизни в мирное время.

foto
foto
foto
foto
foto
foto
-----
© 2008 Чехословацкие женщины воюющие в зарубежных боевых подразделениях в годы второй мировой войны. Aвторские права закреплены.
Создание www преэентация WOLFWEB.CZ